В склянке темного стекла (cordiamin) wrote,
В склянке темного стекла
cordiamin

То ли гроза, то ли эхо прошедшей войны

Войн в нашей истории было много, но только одна из них затмила собой все остальные – Великая Отечественная война. Никакая из прежних не подходила так близко к нашим домам и семьям, не длилась так долго, не велась врагом так цинично и не вызывала такого отчаянного ожесточения.
Только на этой войне враг относился к мирным людям как к скоту и утилизировал их как сырье. Только в Великую Отечественную наша страна столкнулась с необычайным коварством Запада, с невиданной военной мощью и выучкой немцев. И именно эта война как борьба двух разных миров, двух противоположных идей длилась так долго – начиная с Испанской гражданской войны и заканчивая истреблением профашистских банд в Прибалтике и в Карпатах.
Кого я вспоминаю в первую очередь, когда говорят о войне? Тетю Шуру, бабушкину подругу – медсестру военно-санитарного поезда, который курсировал между блокадным Ленинградом и Череповцом. Соседа Мухамедьяра – танкиста, которому оторвало ноги, и всю свою жизнь он катался на маленькой тележке, отталкиваясь от земли деревянными утюжками. Деда жены Хайрутдина – это была его вторая война, и он погиб в первом бою. Бабушкиных братьев Анатолия и Владимира, пропавших без вести, да так и не найденных. И, конечно, моего деда Павла со стороны отца – совсем как в «Судьбе человека» он, контуженный на передовой, попал в плен и прошел через концлагеря, чтобы чудом спастись с потопленной немцами «Кап Арконы».
Что я вспоминаю, когда говорят о войне? Рассказы про керосиновый свет, хлебные карточки, поезда с эвакуированными, хлеб из мороженного картофеля, холод, помощь школьников раненым в госпиталях, много тяжелой работы – «Все для фронта, все для Победы!». И долгое убеждение, что «немец» – значит «фашист».
И только с годами пришло настоящее понимание всего значения этой войны: наш народ, в глазах всего мира забитый, никчемный и дикий, своими руками, зубами и яростью избавил мир от большого опасного зверя, которого, истерзанный сам, догнал и прикончил в его же берлоге. И после решающей схватки сумел остаться великодушным, открытым и честным. Это внушает огромную гордость.
Но вот мы достаточно подросли, чтобы правильно все понять, а с нами рядом уже не осталось участников этой войны, солдат этой Победы. От этого больно, но гораздо больнее другое. В известной советской песне лирический герой взбудоражен памятью о войне, которой он не застал – звуки ночного грома ему кажутся канонадой. Сейчас наоборот: спустя почти восемь десятком лет мир снова грохочет войной – а нам все кажется, что это не более, чем гроза.
Tags: Война, История, Хочу сказать
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments